Ребенок бьется головой о стену. Что это значит?

Причины и профилактика аутоагрессии у детей

Ребенок “наказывает” себя, не дожидаясь наказания родителей, – знакомо? Делает себе больно, бьется головой – откуда берется такое поведение и во что оно может превратиться, когда он станет взрослым?

Пете 2 года, он ранимый и немного застенчивый ребенок. Последний месяц вынужденно живет у бабушки, потому что у родителей очень непростой период — бракоразводный процесс. Когда-то счастливая семья стала рушиться буквально на глазах после увольнения папы с работы. Ребенок все чаще становился свидетелем ссор и драк между родителями. После очередного конфликта терпение мамы подошло к концу, и она отвезла Петю в деревню к бабушке.

Каждый раз после того, как мама уезжала, мальчик долго плакал и с силой щипал себя за кожу в области запястья. Не помогали даже любимые игрушки и вкусные лакомства, заботливо приготовленные бабушкой. А еще, когда у него что-то не получалось во время игр, он бился головой о стену. Такое поведение стало пугать бабушку. Откуда у ласкового, ранимого мальчика, не отличающегося от сверстников, столько агрессии по отношению к себе?

Причины аутоагрессии у детей

Этой историей хотелось бы объяснить, что главная причина аутоагрессии у детей – внутрисемейные отношения. Дисгармоничное воспитание все чаще выступает катализатором агрессивного поведения. Дети перенимают модель общения с окружающим миром посредством копирования поведения родителей.

Ежедневные конфликтные ситуации, напряжение и стресс в семье напрямую сказываются на незрелой нервной системе ребенка. При стрессовых или фрустрирующих событиях, когда малыш сталкивается с сильнейшей базовой эмоцией — злостью, — реакция может быть в форме “отзеркаливания” модели поведения, которую он ежедневно наблюдает в семье.

Что чувствует малыш, если мама “загорается” как спичка в ответ на его любую шалость и шлепает: “Удары, шлепки — это норма, когда я делаю что-то не то или у меня что-то не получается”.

Что чувствует ребенок, если родители его ругают, стыдят и запрещают злиться: “Я плохой, со мной что-то не так. То, что я испытываю, может отвергнуть моих родителей”.

Систематическое повторение подобных ситуаций заставляет ребенка убирать свое “неправильное” поведение наиболее привычным для него способом, скопированным из семьи.

Многие родители возмущаются: “Как же так?! В нашей семье нет физических наказаний в воспитании ребенка, откуда берется аутоагрессия?”. Важно понимать, что причина подобного поведения в большей степени – не жестокость наказаний, а испуг от эмоций и гримас взрослых. Дети, предчувствуя реакцию взрослого, стараются опередить ожидаемый страх и причиняют себе физическую боль.


В том случае, если родители бурно реагируют, такое поведение может стать манипулятивным. Ребенок осознает, что с помощью подобных действий получает дополнительное внимание со стороны мамы, чувство жалости и желаемое.

Такие манипуляции имеют свойство очень быстро фиксироваться в детско-родительских отношениях. Малыши понимают эффективность аутоагрессии в достижении целей, и поведенческая коррекция становится непростой. Отличительная особенность манипулятивной аутоагрессии — нанесение физической боли себе происходит только в присутствии близких, чтобы наблюдать за их реакцией, и только для достижения какой-либо цели.

Способы коррекции аутоагрессии

Один из эффективных методов — ежедневная работа над развитием эмоционального интеллекта ребенка, знакомство с базовыми эмоциями. Родители должны понимать, что эмоции не могут быть “плохими” или “хорошими”. Финальный результат заключается не в запрете или избегании отрицательных чувств, а в обучении их правильному выражению.

Перед вами краткий алгоритм поведения родителя, столкнувшегося с детской аутоагрессией.

1. Расположитесь на уровне глаз ребенка, обозначьте его состояние и причину. Спокойно, без интонации проговорите все то, что ребенок чувствует в данный момент: “Ты злишься, потому что я не разрешила долго гулять”.

Так вы позволяете малышу познакомиться со своими эмоциями, ведь он находится в том возрасте, когда еще не различает всю ту гамму чувств, которую испытывает. Родитель в данной ситуации берет на себя роль зеркала, словесно отражая поступок.

Один из ключевых моментов — это ваше расположение по отношению к ребенку. В случае если мама говорит это с высоты своего роста или вовсе отвернувшись, метод будет неэффективным.

2. Важно поддержать ребенка и принять его чувства: “Да, я понимаю, как тебе сейчас обидно и хочется еще погулять”.

Такой способ поддержки и принятия чувств дает ребенку понять, что родители его “слышат” и находятся не по ту сторону баррикад. Многим взрослым кажется, что это делать бессмысленно, что такие фразы очень неестественны. Кому-то в принципе сложно перестроиться на новую манеру общения.

Возможно, для вас будет сюрпризом, но проговаривание и принятие чувств ребенка обоюдно полезно для гармоничного союза детско-родительских отношений. Родители, ежедневно прорабатывая чувства ребенка, начинают лучше понимать малыша, уходят от неэффективных моделей воспитания: крик, агрессия, физическое наказание. В итоге находят компромисс.

3. Родитель предлагает альтернативу выражения этих чувств: “Если ты злишься, топни ногой; сомни бумагу и т.д.”

Проживание чувств — один из эффективных способов в развитии эмоционального интеллекта. Маленьким детям лучше всего проживать негативные эмоции через действия: что-то порвать, смять, топнуть, бросить.

После совершения действия родителю следует спокойно это прокомментировать. Ребенок должен осознать, что такие эмоции, как злость, гнев, ярость, — это нормально. С возрастом, когда центральная нервная система дозревает, ему будет достаточно выражения не физическим способом, а вербальным, например: “я возмущен”, “я в ярости”, “мне плохо”, “мне это не нравится”.

4. Далее родитель предлагает конкретное действие для разрешения сложившейся ситуации: “Мы обязательно еще выйдем погулять после обеда и возьмем с собой самокат”.

Такое объяснение позволяет предотвратить у ребенка ощущение безысходности в ситуации с отказом и легче найти компромисс.

Поначалу малыш может оказывать сопротивление непривычной тактике родителя. Новые правила у многих сначала вызывают протестное поведение, но со временем привычка формируется и аутоагрессия уходит.


                            Ребенок бьется головой о стену. Что это значит?

Также в коррекции может использоваться сказкотерапия — весьма результативный и действенный инструмент для проработки травмирующего эпизода через сюжет любимой сказки.

В первую очередь нужно четко выделить проблему. В данном случае это агрессия, направленная на самого себя. Далее стоит подобрать подходящую сказку, сюжет можно придумать самостоятельно. В таких историях важен главный герой, который встречается с такой же проблемой, как и ребенок. Дети с большим энтузиазмом воспринимают истории, где есть персонажи с теми же самыми проблемами, что и у них.

Контекст истории может быть совсем не похожим на реальную жизнь, поскольку в сказке уместны чудеса и необыкновенные события. Самое главное, чтобы в конце истории главный герой преодолел все препятствия и победил страхи.

К работающим методам коррекции аутоагрессии дополнительно можно отнести психотерапевтические занятия, включающие игровую, песочную и арт-терапию, релаксационные игры.

Релаксационные игры для дошкольников

Чтобы эффективно снять психоэмоциональное напряжение у детей раннего возраста, подойдут расслабляющие игры. Их цель — снять высокое психоэмоциональное возбуждение и создать положительный эмоциональный фон.

“Муравей”. Ребенок и взрослый сидят на ковре.

Взрослый: “Мы сидим на полянке, ласково греет солнышко. Мы спокойно дышим — вдох, выдох. Вдруг на пальчики ног залез муравей. С силой потяни носочки на себя. Ножки прямые и напряжены. Прислушайся, на каком пальчике сидит муравей, задержи дыхание. Сбросим муравья с ножек, выдыхаем воздух. Носочки вниз, стопы в стороны, ножки расслаблены, отдыхают”. (Повторить несколько раз.)

“Мороженое”. Взрослый предлагает игру, объясняя правила: “Ты — мороженое. Тебя только что достали из холодильника. Мороженое твердое, как камень. Твои ручки напряжены, тело ледяное. Но вот пригрело солнышко, мороженое стало таять. Твое тело, ручки, ножки стали мягкими, расслабленными. Ручки бессильно повисли вдоль тела…”

“Улыбка”. Взрослый показывает заранее подготовленную картинку с улыбающимся солнышком.

Взрослый: “Посмотри, какое красивое солнышко, оно широко улыбается для тебя. Улыбнись солнышку в ответ. Почувствуй, как улыбка переходит в твои ручки и доходит до ладошек. Улыбнись еще раз и попробуй улыбнуться пошире. Твои ручки и ладошки наполняются улыбающейся силой солнышка”.

“Поймай бабочку”. Взрослый показывает летящую бабочку, пробует ее поймать — выполняет хватательные движения над головой одной рукой, потом другой, обеими руками одновременно. Ребенок повторяет движения за взрослым. Затем они вместе медленно разжимают кулачки, смотрят, поймали бабочку или нет. Затем соединяют раскрытые ладони, представляя, что держат ее.

“Холодно – жарко”. Взрослый: “Представь, что играешь на солнечной полянке. Вдруг подул холодный ветер. Стало холодно, и ты замерз, обхватил себя ручками, головку прижал к ручкам — греешься. Согрелся, а теперь расслабься. Но вот снова подул холодный ветер…” (Повторить действие несколько раз).

Аутоагрессия у взрослых

Взрослые, которым в детстве постоянно говорили, что злиться — это плохо, что хорошие мальчики и девочки так себя не ведут, с возрастом испытывают проблемы с нарушением собственных границ, могут иметь тревожно-депрессивные расстройства, склонность к суицидальному поведению. Подавляя эмоции на уровне внутренних ощущений, человек становится беззащитным по отношению к стрессу, тем самым травмируя себя.

Максиму 27 лет, и только несколько месяцев назад по совету жены он обратился за помощью к психотерапевту. Супругу стали пугать последствия их ссор. После того как конфликт набирал обороты, Максим уходил в кладовку и со всей силы бил кулаками о стену. Объяснить поведение он не мог, да и за долгое время привык справляться со стрессом через физическую боль.

Парень не считал свое поведение необычным. Ведь еще с детства он привык так выражать отрицательные эмоции. Однажды в 16 лет после скандала с отчимом нож сам оказался в руках. Неглубокие порезы за минуту рассыпались на левой руке, словно гроздь винограда. Стало легче, но из-за угроз семьи принудительным лечением в психиатрической больнице он больше не прибегал к этому способу. Куда привычнее было сражение со стеной.

Еще в его жизни был период алкогольной зависимости, который благополучно завершился после встречи с будущей женой. Спустя два месяца плотной работы с психотерапевтом появились первые успехи. Руки Максима наконец-то зажили, а количество ссор резко снизилось.

Важна ли коррекция аутоагрессии в детстве? Несомненно. Закрывая глаза на поведение ребенка, мы сами создаем предпосылки многих проблем в будущей взрослой жизни. Чтобы ребенок вырос с внутренним ощущением силы, не подвергал себя девиантному поведению, мы должны приложить максимум усилий по коррекции, а не бездействовать.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *